Страны и города Европы

Информация о стране

Великобританиия

Города Великобритании

В этом разделе: города и туристические районы Великобритании - фотографии, краткая история и наиболее значимые места, которые стоит посетить, также советы по шопингу и прочие полезные вещи

Что посмотреть:

В других странах:

От Брута до эпохи Артура

В предыдущей статье мы поведали историю о том Как Брут приплыл на остров Альбион, будущую Британию. Если читатель спросит, когда все это происходило, то мы должны ответить, что, во-первых, мифология не отличается точностью хронологии, а во-вторых, если Брут был правнуком Энея, то это не могло происходить позже, чем через сто лет после Троянской войны, либо приблизительно за одиннадцать веков до вторжения на остров Юлия Цезаря. Целый промежуточный период заполнен именами королей, непрестанно сражавшихся между собой. Мы упомянем только лишь тех, чьи имена связаны с определенными местами либо сохранились в литературе.

Бладуд

Бладуд построил город Бат и посвятил его лечебные воды Минерве. Он известен как весьма изобретательный человек, который практиковал искусство магии, но, сотворив себе крылья для полета, он упал на храм Аполлона в Тринованте и умер после двадцати лет правления.

Король Лир

Лир, который правил после него, построил Лестер, назвав его своим именем. У него не было сыновей, а всего лишь три дочери. Когда он состарился, он принял решение разделить свое королевство между тремя дочерьми, отдав каждой ее часть в качестве свадебного подарка. Но сначала он принял решение узнать, какая из дочерей любит его больше, и спросил их об этом под присягой, чтобы по ответу узнать, какая из них питает к нему более теплые чувства. Старшая дочь Гонерил, зная все отцовские слабости, ответила, что не чает в нем души. «Поскольку ты уважаешь мой преклонный возраст, — сказал старик, — то тебе и твоему мужу я даю третью часть моего королевства».

Такая щедрая награда за пару слов, сказанных без размышления, навела вторую дочь Реган на мысль о том, что нужно сказать. Исходя из этого в ответ на тот же вопрос она произнесла, что любит его больше всего на свете, и таким образом получила от него такую же долю, что и ее сестра. Но Корделия, их младшая сестра и до сегодняшнего дня больше всех любимая дочь, прекрасно осознавая, что от нее требуется, чтобы получить награду, и что честность будет ей невыгодна, приняла решение не нарушать правила честного и искреннего ответа и сказала: «Отец, я люблю тебя так, как велит мне мой долг. А те, кто говорят, что любят тебя больше, льстят тебе».

Когда старик, опечаленный тем, что пришлось ему услышать, захотел, чтобы она взяла свои слова назад, и пару раз повторил свой вопрос, она ответила, что говорит правду и ничего, кроме правды. После этого Лир в сердцах бросил: «Поскольку ты не уважаешь своего старого отца так, как это делают твои сестры, то и не мысли получить от меня хоть какую-нибудь часть королевства либо того, что у меня имеется».

После чего, без промедления отдав свою дочь Гонерил замуж за герцога Албанского, а Реган за герцога Корнуолльского, он поделил королевство между ними и принял решение проживать при своей старшей дочери в окружении всего ста рыцарей. Но, сочтя такое количество избыточным, родственники скоро сократили его свиту до тридцати человек. Обидевшись, старый король отправился к своей второй дочери, но она, вместо того чтобы успокоить его ущемленное самолюбие, заняла сторону своей сестры и отказалась принимать его со свитой больше пяти человек. Тогда он возвратился к старшей сестре, которая заявила, что примет его лишь с одним слугой.

После этого он отыскал в памяти, что у него еще есть Корделия, и отправился на ее поиски во Францию, не надеясь, однако, на ласковый прием после того, как он ее так сильно обидел. Тем не менее он желал увидеть ее, чтобы перед смертью признаться ей, что раскаивается в своей несправедливости. Когда Корделии сказали о его приближении и о том, в каком ужасном состоянии он находится, глаза ее наполнились искренними слезами. Не желая, чтобы он предстал в таком ужасном состоянии перед ней самой либо перед кем-либо еще, она поручила одному из своих самых доверенных слуг встретить отца, тайно отвести в удобное убежище и там обеспечить его всем подобающим ему по рангу. После этого Корделия со своим мужем-королем отправилась на торжественную встречу с ним и после пышного приема с позволения мужа отбыла с армией чтобы вернуть трон своему отцу. Удача им улыбнулась, коварные сестры и их мужья были побеждены, а король Лир вернул себе корону и правил еще три года. Корделия унаследовала от него трон и правила еще пять лет, но после этого сыновья ее сестер восстали против нее, и она потеряла и корону и жизнь.

Шекспир выбрал эту историю в качестве сюжета для своей трагедии о короле Лире, слегка изменив некоторые детали. Основными отличиями являются помешательство Лира и безрезультатная попытка Корделии вернуть трон своему отцу. Помимо этого, он изменил некоторые имена. Наш пересказ основан на «Истории» Мильтона, исходя из этого у читателя есть возможность сравнить варианты, принадлежащие двум признанным мастерам английской литературы.

Феррекс и Поррекс

Феррекс и Поррекс были братьями, унаследовавшими королевство после Лира. Они постоянно ссорились из-за того, кому из них быть главнее, и Поррекс изгнал своего брата, который, получив помощь от Суарда, короля франков, возвратился и начал войну с Поррексом. Феррекс погиб в битве, а его воины были рассеяны. Когда их мать узнала о смерти одного из своих сыновей, который к тому же был ее любимцем, она пришла в ярость и затаила смертельную ненависть к своему оставшемуся в живых сыну. Однажды, когда он спал, она воспользовалась ситуацией, напала на него и при помощи своих служанок разорвала его на куски.

Эта ужасная история не заслуживает того, чтобы о ней вспоминать, если бы не одно обстоятельство — она стала сюжетом первой трагедии, написанной на английском языке. В первом издании она называлась «Горбодук», но во втором издании она уже вышла под названием «Феррекс и Поррекс» и была поставлена Томасом Саквиллем, в дальнейшем ставшим графом Дорсетским, и юристом Томасом Нортоном. Это произошло в 1561 году.

Дунвалло Мольмутий

Еще одно имя, заслуживающее упоминания. Мольмутий установил Мольмутинские законы, которые наделяли правом убежища храмы, города и ведущие к ним дороги; аналогичная защита распространялась на пашни, поскольку в религиозном представлении полевые работы носили сакральный характер. Шекспир упоминает его в «Цимбелине» (действие III, сцена 1):

Мульмуций, законодатель наш,
Из бриттов первый
Короной золотою был увенчан
И королем назвался.

Бренн и Беллин

Сыновья Мольмутия, унаследовавшие его трон. В итоге ссор Бренн был изгнан с острова и отыскал прибежище в Галлии, где пользовался таким покровительством короля аллоброгов, что тот отдал свою дочь за него замуж и сделал его своим соправителем. Римские историки именовали Бренном знаменитого предводителя галлов, которые захватили Рим в эпоху Камилла. Гальфрид Монмутский приписывает славу захвата Рима вождю бриттов после того, как он стал королем аллоброгов.

Элидур

После Беллина и Бренна правили пару королей, ничем не прославивших себя, а после них правил Элидур. Его брат Артгалло, будучи королем, нанес серьезную обиду могущественной знати, которая восстала против него, свергла его и возвела на трон Элидура. Артгалло бежал, чтобы обнаружить поддержку со стороны соседних королевств, но не преуспел в этом. В годы мудрого правления Элидура страна процветала. Пять лет он сидел на троне, когда однажды на охоте повстречался в лесу со своим свергнутым братом Артгалло. После продолжительных странствий тот впал в такую нищету, что принял решение возвратиться в Британию в сопровождении всего десяти спутников, желая вернуть расположение тех, с кем раньше дружил. Элидур, увидев своего брата в таком ужасном положении, забыл всю вражду, бросился к нему и обнял. Он привез Артгалло с собой и спрятал его во дворце. После этого он притворился больным, созвал свою знать и где убеждением, где силой заставил ее признать, что он не по закону захватил трон и что на троне нужно восстановить его брата. Соглашение было достигнуто, Элидур снял с себя корону и надел ее на голову брата.

Артгалло правил после этого десять лет мудро и благополучно и был справедлив ко всем людям. Он умер и оставил королевство своим сыновьям, которые управляли им в меру своих способностей, но проживали недолго и не оставили потомков, исходя из этого трон снова перешел к Элидуру, который королем завершил свою жизнь, полную справедливых и добродетельных деяний, за что получил прозвище Благочестивый и был любим своими подданными.

Вордсворт взял историю Артгалло (Артегаля) и Элидура в качестве сюжета для своей поэмы, которая известна как «Поэма № 2» в сборнике «Стихи, которые были основаны на любви».

Луд

После Элидура в хрониках упоминают довольно много королей, которые ничем не знамениты, за исключением Луда, которому удалось значительно расширить свою столицу Триновант и обнести ее стенами. Он изменил название города, дав ему свое имя, и отныне город стал известен как город Луда, либо Лондон. Луд был похоронен у городских ворот, которые получили название Лудские врата. У него было два сына, но к моменту смерти своего отца они были несовершеннолетними, и все труды по управлению государством взял на себя их дядя Касваллаун, либо Кассибеллаун, которому и отошел трон. Он был отважным и внушающим почтение правителем, и слава о нем донеслась до самых дальних земель.

Кассибеллаун

Приблизительно в это же время произошло так (об этом сообщают римские источники), что Юлий Цезарь, подчинив Галлию, пристал к берегам Британии. Приняв решение добавить этот остров к своим завоеваниям, он подготовил корабли и перевез армию через море, высадив ее в устье реки Темзы. Там его со всеми войсками встретил Кассибеллаун — произошла битва, в которой Ненний, брат Кассибеллауна, сошелся в поединке с Цезарем. В итоге нескольких яростных нанесенных и отраженных ударов меч Цезаря так глубоко застрял в щите Ненния, что его оказалось невозможным вытащить, и после того как противники были разведены благодаря вмешательству солдат, трофей достался Неннию. День кончался, а сражение все продолжалось, и бритты стали так сильно наседать, что Цезарь вынужден был отступить в свой лагерь. Придя к заключению, что эту войну до тех пор пока продолжать бесполезно, он возвратился в Галлию.

Шекспир упоминает о Кассибеллауне в «Цимбелине»:
Кассивелаун,
Успехом окрыленный, был готов
(Изменчива Фортуна!) выбить меч
У Цезаря. Он город Люду ярко
Огнями озарил, вливая бодрость
В сердца британцев.

Кимбелин либо Цимбелин

Во время второго вторжения на остров Цезарю повезло больше, и он заставил бриттов платить дань. Кимбелин, племянник короля, был направлен к римлянам в качестве заложника — как гарант честного выполнения договора, и когда Цезарь доставил его в Рим, тот стал овладевать всеми римскими искусствами и достижениями. Позже, возвратившись в страну и воссев на трон, он отличался привязанностью к римлянам и сберегал мир с ними в течение всего своего правления. Его сыновья, Гвидерий и Арвираг, которые появляются в пьесе Шекспира «Цимбелин», унаследовали трон своего отца и, отказавшись платить дань римлянам, спровоцировали еще одно вторжение. Гвидерий был убит, но Арвирагу удалось договориться с римлянами, и он продолжал успешно править длительное время.

Арморика

Следующим событием, заслуживающим упоминания, является завоевание и колонизация Арморики Максимом, римским военачальником, и Конаном, правителем Миниадока, либо Денбигленда, что в Уэльсе. (Арморика — историческая область на северо-западе современной Франции. Довольно часто название «Арморика» употребляется как синоним названия «Бретань»)

Страна стала называться Британией либо Малой Британией, причем она была так густо заселена колонистами, что их язык ассимилировался тем, на котором говорили в Уэльсе, и даже сейчас утверждают, что крестьяне двух стран, говорящие на своем родном языке, могут осознавать друг друга.
Римлянам в конце концов удалось утвердиться на острове, и через пару поколений они настолько смешались с местным населением, что между ними уже не осталось никаких различий. Когда римляне вынуждены были вывести свои армии из Британии, их уход был встречен с громадным сожалением всеми местными жителями, поскольку они оказывались незащищенными перед угрозой варварских племен скоттов, пиктов и норвежцев, которые беспрестанно грабили страну. Таким было положение накануне эпохи короля Артура.