Страны Европы

Информация о стране

В этом разделе вы ознакомитесь с природой и политическим устройством страны, ее кухней и культурными традициями, а также с транспортной системой и лучшими местами для шопинга.

Города Великобритании

В этом разделе: города и туристические районы Великобритании - фотографии, краткая история и наиболее значимые места, которые стоит посетить, также советы по шопингу и прочие полезные вещи

Что посмотреть:

В других странах:

russian-travels
красивые места, достопримечательности, фотографии на сайте "Страны Арктики"

Манавидан

Манавидан

Они подошли, и им навстречу поднялся белый вепрь. Охотники спустили на него собак, но он вышел из кустов и, чуть попятившись от охотников, занял боевую стойку, встречая собак и никуда не убегая, пока люди не подошли к нему ближе. Тогда он снова попятился и побежал. Люди погнались за ним и вскоре оказались рядом с прекрасным замком, стоявшим на том месте, где еще недавно не было не то что стен — даже камня. Вепрь забежал в замок, а собаки устремились за ним. Когда вепрь и собаки скрылись в замке, люди подивились, не зная, откуда он взялся. С вершины Горседа они принялись осматривать окрестности, стараясь услышать собачий лай. Но сколько они там ни стояли, они не услышали ни лая собак, ни других звуков.

— Повелитель, — сказал Придери, — я отправлюсь в замок, чтобы узнать, что случилось с собаками.

— Что ты, — ответил Манавидан, — было бы безумием идти в замок, который ты до этого даже не видел. Я тебе советую вообще в него не входить, поскольку тот, кто заколдовал эту землю, тот и создал этот замок.

— Клянусь, что не могу так легко расстаться со своими собаками, — ответил Придери и, вопреки совету Манавидана, отправился в замок.

Когда он вошел в ворота, то не обнаружил там ни людей, ни зверей, ни вепря, ни собак, ни домов, ни жилищ. Единственное, что он разглядел, был стоявший посредине замка фонтан, украшенный мрамором, а на вершине мраморной плиты красовалась золотая чаша, от которой в небо уходили золотые цепи, которым не было видно конца.

Его привлекла красота золотых изделий и замысловатая форма чаши, поэтому он потянулся к ней и взял ее в руки. Как только она оказалась в его руках, он почувствовал, что его ладони накрепко приклеились к чаше, а ноги приросли к мраморной плите, на которой она стояла. Все его восхищение сразу прошло, и он остался стоять молча и неподвижно.

Манавидан прождал Придери почти до сумерек и, не зная, что произошло с ним и с собаками, решил вернуться во дворец. Как только он пришел, Рианнон посмотрела на него и спросила:

— Где твой спутник и твои собаки?

— Послушай, что произошло со мной, — ответил Манавидан и рассказал обо всем.

— Да, плохим ты спутником оказался и хорошего спутника потерял, — ответила Рианнон.

Сказав это, она вышла из дворца и направилась к замку по пути, указанному Манавиданом. Ворота замка оказались открытыми. Ничего не боясь, она вошла внутрь и увидела там Придери, обнимавшего чашу.

— О господин, что с тобой? — спросила она и направилась к Придери.

Подойдя к нему, она прикоснулась к чаше, и руки ее тут же прилипли, а ноги приросли к плите, и она не могла выговорить ни единого слова. Тут совсем стемнело, над их головами прогремел гром, после чего опустился туман и замок исчез, а вместе с ним Придери и Рианнон.

Когда Кигва, дочь Гвина Глоя, увидела, что во дворце остались только она да Манавидан, она опечалилась настолько, что ей уже было все равно — умрет она или нет. Манавидан увидел это и сказал:

— Ты не права, если печалишься от страха передо мной. Призываю Небеса в свидетели, что нет дружбы более чистой, чем та, которая возникла между нами, и что она останется такой, пока этого хотят Небеса. Объявляю тебе, что, будь я моложе, я поклялся бы в этом Придери, и тебе в этом клянусь, поэтому тебе нечего бояться.

— Пусть небеса наградят тебя, — ответила Кигва, страх ушел из ее сердца, и она успокоилась.

— Я думаю, госпожа, — сказал Манавидан, — что нам не стоит оставаться здесь: мы уже потеряли собак и не сможем охотиться. Давай отправимся в Англию, поскольку там нам будет легче прокормить себя.

— Хорошо, господин, давай так и сделаем. И они отправились в Англию.

— Господин, — спросила Кигва, — каким ремеслом ты хочешь заниматься? Выбери то, которое тебе больше всего подходит.

— Ничем не хочу так заниматься, — ответил он, — как шить обувь.

— Господин, — возразила она, — такому знатному человеку, как ты, не пристало заниматься этим ремеслом.

— Что поделаешь, — ответил он.

— Но я не обучена этому делу, — сказала Кигва.

— Ничего, я научу тебя сапожному ремеслу. Мы не будем заниматься выделкой кожи, а будем покупать готовую и шить из нее обувь.

Долго ли, коротко ли, они добрались до английского города Херефорд и там стали сапожничать. Манавидан начал с того, что купил кор-довскую кожу, лучше которой не было в городе, договорился с самым лучшим в городе златокузнецом, который начал делать для его башмаков застежки и золотить их, а Манавидан подмечал, как он это делает, пока не освоил это искусство. Так он стал одним из трех мастеров в городе, которые делали золоченую обувь. Причем его туфли и сапоги покупали охотнее. И когда другие сапожники заметили, что прибыли их стали падать (ибо Манавидан кроил обувь, а Кигва ее сшивала), они собрались вместе, держали совет и решили убить соперников. Однако тех предупредили и даже рассказали, как сапожники собираются их убить.

— Господин, неужели мы будем дожидаться, когда с нами расправятся эти невежи?

— Нет, — ответил он, — мы возвратимся в Дивед. И они отправились в путь.

Манавидан решил взять с собой в Дивед немного пшеницы. Они достигли Нарберта и собрались там обосноваться. Давно Манавидан не чувствовал себя таким счастливым, как при виде Нарберта и его окрестностей, где он охотился с Придери и Рианнон. Он приноровился ловить рыбу и охотиться на оленей в самых укромных местах. Он распахал небольшой участок земли и засеял одно поле, потом второе и третье. Нигде и никогда в мире хлеб не всходил лучше, чем на его земле. Пшеница на его полях быстро росла и день ото дня наливалась все больше.

Одно время года сменяло другое, и наконец наступила пора урожая. Манавидан отправился посмотреть пшеницу на одном из своих участков и понял, что она созрела.

— Я начну жать ее завтра, — сказал он.

Страниц: 1 2 3 4

Мабиногион