Страны Европы

Информация о стране

Города Великобритании

В этом разделе: города и туристические районы Великобритании - фотографии, краткая история и наиболее значимые места, которые стоит посетить, также советы по шопингу и прочие полезные вещи

Что посмотреть:

В других странах:

Бранвен, дочь Ллира

Бранвен, дочь Ллира

— Я так и сделаю, — ответил король. — Поднимайтесь, Манавидан, сын Ллира, и Хевейд Хир, идите за ним и скажите, что за каждого искалеченного коня он получит достойную замену. А кроме того, скажите, что за нанесенную ему обиду он получит серебряный посох с него ростом, а также золотую чашу с его голову. Покажите ему также того, кто это сделал, и убедите его, что это было сделано против моей воли. Добавьте, что сделал это мой брат, поэтому мне трудно будет предать его смерти. Пусть он также придет и встретится со мной, и тогда мы сможем восстановить мир между нами так, как он этого захочет.

Послы отправились к Матольху и повторили ему все, что им было поручено, в самом дружеском тоне, и он выслушал их.

— Мужи, — сказал он, — я должен созвать совет. Обсудив все, его люди пришли к выводу, что если они откажутся от такого предложения, то ничего, кроме еще большего позора на свою голову, они не получат, да и возмещение, предлагаемое за нанесенное оскорбление, тоже было немалым. Поэтому они решили принять предложение и мирно вернулись во дворец.

Все шатры и навесы были сразу приведены в порядок и составлены в виде зала; все расселись по отведенным им местам и приступили к еде, а Матольх и Бендигейд Вран завели беседу. Увидел Бендигейд Вран, что его собеседник сейчас не так весел, как прежде, и решил, что он недоволен размером полученного за обиду выкупа.

— О муж, — сказал Бендигейд Вран, — что-то ты сегодня не весел. Если ты недоволен полученным выкупом, то можешь добавить к нему все, что пожелаешь, а завтра я тебе это дам в уплату за покалеченных коней.

— Владыка, — ответил тот, — да вознаградят тебя Небеса!

— Пожалуй, к выкупу я добавлю еще и котел, у которого есть одно замечательное свойство: если в него поместить только что убитого человека, то на следующий день он вновь станет жив-здоров, только навсегда останется нем.

Тут благодарностям Матольха не было конца, и веселье вновь вернулось к нему.

Всю ночь они провели в беседах, и их развлекали менестрели, и вино лилось рекой, а когда же им сон показался сладостней, чем бодрствование за столом, они решили отправиться на отдых. Так в веселье прошел пир, а когда он закончился, Матольх отправился в Ирландию, и Бран-вен была с ним. На тринадцати кораблях они отплыли из Абер-Маней и взяли курс на Ирландию. В Ирландии их ожидала пышная встреча, поскольку все были рады их возвращению. И не было ни одного знатного мужа или знатной дамы, которые бы не посетили Бранвен и не подарили бы ей пряжку, кольцо или большой драгоценный камень, сочтя это за большую честь. И эти подарки она получала весь год, наслаждаясь почетом и дружеским к ней расположением. В положенное время у нее родился сын, которому дали имя Гверн, сын Матольха, и отправили его на воспитание к лучшим людям Ирландии.

На второй год в Ирландии пошли разговоры о том, как Матольха оскорбили в Уэльсе, и о той плате, которую он получил за изувеченных лошадей. Его сводные братья и все его окружение открыто высказывали свое недовольство и говорили, что не будут знать покоя до тех пор, пока не отомстят за нанесенное ему оскорбление. В отместку они решили выгнать Бранвен из покоев, в которых она жила с Матольхом, заставить ее кухарить, и чтобы мясник каждый день после того, как он разделает мясо, подходил к ней и бил ее в ухо. Вот такое они придумали для нее наказание.

— Повелитель, — говорили люди Матольху, — запрети кораблям, паромам и рыбацким лодкам плавать в Уэльс, а всех, кто приплывет к нам из Уэльса, заключай в темницу, чтобы они не смогли вернуться назад и рассказать об этом.

Так он и сделал, и продолжалось все это целых три года.

А Бранвен вырастила скворца в крышке от квашни, научила его разговаривать и рассказала птице, как выглядит ее брат. Затем она написала письмо о своих злоключениях и о том, как ее унижают, привязала его под крыло скворцу и отправила птицу в сторону Уэльса. И та долетела до острова и в конце концов нашла Бендигейда Врана в Каэр-Сегионте, что в Арвоне, где он обсуждал свои дела. Птица села ему на плечо и распустила перья так, чтобы можно было увидеть письмо и чтобы все поняли, что это домашний скворец.

Бендигейд Вран взял письмо и стал его читать. Прочитав его, он очень опечалился, узнав, какие беды терпит Бранвен. Он тут же разослал гонцов во все концы острова, чтобы собрать всех жителей. К нему прибыло сто сорок человек знати, и он им пожаловался на то, как страдает его сестра. И вот они стали держать совет и решили, что отправляются в Ирландию, оставляя дома лишь семь рыцарей, главным из которых должен был стать Карадок**, сын Врана.

Бендигейд Вран со всей дружиной, о которой мы говорили, отправился в Ирландию, и случилось так, что посреди моря его корабли оказались на мели. Свинопасы Матольха, бывшие на берегу, видели это и поспешили к своему повелителю с новостями.

— Приветствуем тебя, повелитель, — сказали они.

— Да защитит вас Господь, — ответил Матольх, — с какими новостями пожаловали?

— Повелитель, чудны наши новости. Мы видели в море лес в том месте, где раньше не было ни единого дерева.

— Это действительно чудо, — ответил он, — а что еще вы видели?

— Мы видели, — ответили ему свинопасы, — гору за этим лесом, а на вершине этой горы была большая гряда, и с каждой стороны этой гряды было по озеру. Причем и лес, и гора, и все остальное двигалось.

— Я считаю, — ответил Матольх, — что никто не сможет разгадать это чудо, кроме Бранвен.

Послали за Бранвен.

— Госпожа, — сказали посланцы, — как ты думаешь, что это такое?

— Это люди с Острова Сильных, которые пришли, узнав, как тяжко мне живется.

— Что это за лес, который виден в море? — спросили они.

— Это реи и мачты их кораблей, — был ее ответ.

— Хорошо, — сказали они, — а что это за гора высится над кораблями?

— Это мой брат Бендигейд Вран, — ответила она, — сел на мель и переходит море вброд.

— А что это за гряда с озерами по обе стороны?

— Глядя на ваш остров, он разгневался, и его глаза по обе стороны носа превратились в озера.

Воины и вожди Ирландии спешно собрались, чтобы держать совет.

— Владыка, — сказали ближайшие соседи Матольха, — мы можем принять только одно решение. Ты должен передать королевство Гверну, сыну Бранвен, которая приходится сестрой Бендигейду Врану, как плату за то, как несправедливо ты обращался с Бранвен. Тогда он помирится с тобой.

И на совете было решено отправить с этим послов к Бендигейду Врану, чтобы избавить страну от разорения. Так удалось добиться примирения. Матольх распорядился, чтобы Бендигейду Врану и его дружине построили огромный дом. Ирландцы вошли в этот дом с одной стороны, а люди Острова Сильных — с другой. И как только все расселись, между ними установилось согласие, и мальчику передали все бразды правления. Когда мир был заключен, Бендигейд Вран позвал к себе мальчика, а от Бендигейда Врана мальчик пошел к Манавидану, и всем он был люб. От Манавидана мальчика позвал Эйросвид, и к нему мальчик пошел с большой охотой.

— Почему мой племянник, сын моей сестры, не подошел ко мне? — спросил Эвнишен. — Даже если бы мальчик не был королем Ирландии, я бы все равно приласкал его.

— С удовольствием отпущу его к тебе, — сказал Бендигейд Вран, и мальчик радостно пошел к Эвнишену.

— Клянусь Небесами, — сказал Эвнишен, — немыслимое убийство я совершу сейчас!

Он встал, схватил Гверна и прежде, чем кто-либо в доме успел остановить его, бросил мальчика в огонь. Когда Бранвен, сидевшая между братьями, увидела своего сына в огне, она хотела броситься за ним в пламя, но Бендигейд Вран помешал ей, удержав ее одной рукой, а другой прикрыв ее щитом. Тут поднялся крик и шум, все мужи принялись вооружаться. Пока воины искали свое оружие, Бендигейд Вран прикрывал щитом Бранвен. И началась сеча.

Ирландцы развели огонь под волшебным котлом и бросили в него столько мертвых тел, сколько он смог вместить. На следующий день из котла вышли готовые к сражению воины, только никто из них не мог говорить. Когда Эвнишен увидел, что некому оживить погибших воинов Острова Сильных, он в сердцах сказал:

— Жаль, что я накликал на людей Острова Сильных такую беду. Будь я проклят, если все не исправлю.

Ион лег между мертвых ирландских воинов, подошли два ирландца и, думая, что это их соплеменник, подняли его и бросили в котел. Тут он уперся в стенки котла руками и ногами, напрягшись изо всех сил, так что расколол котел на четыре части, но при этом сердце его тоже разорвалось.

Так получилось, что люди Острова Сильных одолели противника, но праздновать было некому, поскольку в живых осталось только семь человек, а сам Бендигейд Вран был ранен в ногу отравленным дротиком. В живых остались Придери, Манавидан, Талиесин и четверо других.
Бендигейд Вран приказал, чтобы ему отрезали голову.

— Возьмите мою голову и аккуратно отнесите ее на Белую гору в Лондоне, где и похороните лицом к Франции. И пока она будет там лежать, никакой враг не ступит на землю нашего острова.

Оставшиеся в живых отрезали ему голову, и все семеро отправились в путь. Восьмой с ними была Бранвен. Они пришли в землю Абер-Алоу и решили отдохнуть. Бранвен посмотрела в сторону Ирландии, потом в сторону Острова Сильных в надежде разглядеть эти земли.

— Как жаль, — сказала она, — лучше бы мне не родиться. Из-за меня пострадали два острова.

Сказав это, она издала стон, и ее сердце перестало биться. Ей вырыли четырехугольную могилу и похоронили ее на берегу Алоу.

Затем семеро отправились дальше, неся с собой голову. На пути им встретилось множество народу, и Манавидан спросил:
— Есть ли какие новости?

— Нет, — ответили ему, — если не считать того, что Касваллаун ***, сын Бели, завоевал Остров Сильных и коронован королем в Лондоне.

— Что случилось с Карадоком, сыном Врана, и семью рыцарями, которые остались вместе с ним на острове?

— Пришел Касваллаун к ним и убил шестерых из них, отчего сердце Карадока не выдержало и разорвалось.

Семеро же продолжили свой путь в Лондон, где погребли голову на Белой горе, как велел им Бендигейд Вран ****.

примечания:
* Остров Сильных — одно из названий Британии в валлийском языке. — Примеч. авт.

**Caractacus — Примеч. авт.

*** Cassivellaunus. — Примеч. авт.

**** Существует триада, посвященная тому, как голову погребли под Белой башней Лондона в качестве оберега от вторжения. Артур из гордыни вырыл голову, предпочитая защищать остров силой собственного оружия. — Примеч. авт.

Страниц: 1 2

Мабиногион