Страны и города Европы

Информация о стране

Великобританиия

Города Великобритании

В этом разделе: города и туристические районы Великобритании - фотографии, краткая история и наиболее значимые места, которые стоит посетить, также советы по шопингу и прочие полезные вещи

Что посмотреть:

В других странах:

Святой Грааль

Король-Рыбак

Отец и два старших брата Персеваля погибли, кто в бою, кто в поединке. И поскольку он остался единственной надеждой семьи, мать отправилась с ним в безлюдную местность, где он воспитывался, не зная ничего ни про оружие, ни про рыцарство. Из всего оружия у него было только «маленькое шотландское копье», единственное положенное «господскому прекрасному полу», которое мать Персеваля брала с собой в лес. Он так хорошо научился владеть этим копьем, что мог не только добывать им дикого зверя, но и поразить летящую птицу. В конце концов Персевалем овладели мысли о воинской славе, особенно после того, как в лесу ему повстречались пять рыцарей, облаченных в доспехи. Тогда он спросил мать:

— Ответь мне, кто они?

— Это ангелы, мой сын, — ответила та.

— Клянусь всеми святыми, я пойду и стану ангелом, как они. Персеваль вышел на дорогу и предстал перед рыцарями.

— Скажи мне, добрый юноша, — спросил один из них, — не видел и ты рыцаря, проезжавшего по этой дороге сегодня или вчера?

Тот ответил, что он не знает, о чем его спрашивают, поскольку не знает, кто такой рыцарь.

— Он похож на меня, — ответил рыцарь.

— Если ты ответишь на мои вопросы, то и я отвечу на твои, — продолжил юноша.

— Я с удовольствием это сделаю, — сказал сэр Овейн, ибо именно так звали рыцаря.

— Что это? — спросил Персеваль, касаясь седла.

— Это седло, — последовал ответ рыцаря.

Так он спрашивал о каждой незнакомой ему вещи, которую видел у повстречавшихся ему людей, о лошадях, об оружии и о том, для чего оно необходимо. Сэр Овейн отвечал ему обо всем без утайки, а Персеваль поделился известными ему сведениями.

После этого Персеваль вернулся к матери и сказал ей:

— Это были не ангелы, а благородные рыцари.

Услышав это, его мать упала в обморок, а Персеваль отправился туда, где стояли лошади для доставки в замок хвороста и провианта, и выбрал себе поджарого пегого коня, который показался ему самым сильным из всех стоявших в конюшне. Он взял тюк и сделал из него подобие седла, из лозы сплел конскую сбрую по образу той, что он видел на лошадях повстречавшихся рыцарей, после чего отправился к матери. Та уже пришла в себя после обморока и сказала:

— Мой сын, ты хочешь уехать?
— Да, с твоего благословения, — услышала она в ответ.

— Хорошо, отправляйся ко двору короля Артура, где находятся самые благородные, самые прекрасные и самые доблестные рыцари. Скажи королю, что ты — Персеваль, сын Пеленора, и попроси посвятить тебя в рыцари. Когда будешь проезжать мимо церквей, не забудь прочесть молитву «Отче наш». Когда увидишь мясо и питье и будет у тебя нужда в них, то можешь их взять. Когда услышишь чей-нибудь крик о помощи, особенно крик женщины, немедля иди туда и сделай все, что будет в твоих силах. Если увидишь самоцвет, добудь его, ибо через это ты добудешь славу себе. Но легко отдай этот камень другому, ибо через это ты добудешь похвалу себе. Если увидишь красивую женщину, будь любезен с ней, ибо через это ты обретешь любовь.

После этого напутствия Персеваль оседлал коня и, взяв в руку несколько остро заточенных жердочек, отправился в путь. Он долго ехал через безлюдный лес, не имея ни еды, ни питья. Наконец он оказался на поляне, посреди которой стоял шатер. Решив, что это церковь, он произнес молитву «Отче наш». Он подъехал к шатру, вход в который оказался открыт, слез с коня и вошел внутрь. Глазам его предстала сидящая девушка с украшением на лбу и золотым обручем на руке. Персеваль сказал:

— Приветствую тебя, девушка, ибо мать сказала мне, что всякий раз, когда я встречу женщину, я должен почтительно поприветствовать ее.

Увидев в одном из углов шатра еду, две фляги, полные вина, и кусок кабаньего окорока на огне, он произнес:

— Моя мать говорила, что всякий раз, когда я увижу мясо и питье, я могу их взять.

Сказав это, он с жадностью принялся за еду, поскольку был очень голоден. Девушка сказала:

— Сэр, вам лучше уйти отсюда, ибо скоро придут мои друзья, которые могут сотворить зло над вами.

На что Персеваль ответил:

— Моя мать говорила: если увидишь самоцвет, то возьми его, — и с этими словами он снял у девушки с пальца кольцо и надел себе на палец, а взамен вручил ей свой собственный перстень.

После этого он сел на своего коня и уехал.

Персеваль ехал до тех пор, пока не добрался до двора короля Артура. Случилось так, что именно в это время какой-то неучтивый рыцарь нанес оскорбление королеве Гиневре. А дело было так. Паж хотел передать королеве кубок с вином, но некий рыцарь ударил пажа по руке, отчего вино вылилось на лицо и корсаж королевы, и сказал: «Если кто-то достаточно смел, чтобы постоять за честь королевы, то пусть идет за мной на луг». После этого рыцарь сел на коня и отправился на луг, увозя с собой злополучный золотой кубок. Все присутствующие опустили головы, и никто не осмелился последовать за рыцарем, чтобы отомстить за обиду, нанесенную королеве. Ибо все решили, что нанести такое оскорбление королеве мог только тот, кто владеет магией или колдовством, и ни одному человеку не под силу его наказать. В это-то мгновение в зале на пегом коне со странной плетеной сбруей показался Персеваль. В центре зала стоял сенешаль сэр Кай.

— Скажи мне, высокий человек, кто здесь Артур? — спросил Персеваль.

— Зачем тебе Артур? — задал встречный вопрос сэр Кай.

— Моя мать велела мне отправиться к Артуру, чтобы он посвятил меня в рыцарское звание.

— Во имя всего святого, — заговорил сэр Кай, — для этого у тебя нет ни подходящих доспехов, ни подходящей лошади.

Но там была девушка, про которую говорили, что она провела целый год при дворе короля Артура, ни разу не улыбнувшись. Королевский шут* сказал, что девушка впервые улыбнется тогда, когда перед ней предстанет тот, кто со временем сделается очень известным рыцарем. Теперь эта девушка подошла к Персевалю и, улыбаясь, сказала ему, что если он останется в живых, то станет одним из самых храбрых и прекрасных рыцарей.

— По правде, — сказал сэр Кай, — тебя ничему не научил целый год пребывания при дворе короля Артура в самом избранном обществе, если ты за это время никому не подарила своей улыбки, а теперь в присутствии короля Артура осмелилась назвать этого человека лучшим рыцарем.

Сказав это, он ударил ее в ухо, и она упала без чувств. Затем сэр Кай обратился к Персевалю:

— Отправляйся за рыцарем, который сейчас на лугу, побори его, возврати золотой кубок, вернись на его коне и в его доспехах — и станешь рыцарем.

— Я все сделаю так, как ты сказал, высокий человек, — ответил Персеваль.

Он развернул коня и направился к лугу. Там он увидел разъезжавшего взад-вперед рыцаря, всем своим видом выказывающего силу, неустрашимость и самодовольство.

— Скажи мне, — спросил рыцарь, — видел ли ты, чтобы кто-нибудь последовал за мной на этот луг из королевского двора?

— Высокий человек, который был там, — заявил Персеваль, — сказал, чтобы я явился сюда, победил тебя и забрал себе твой кубок, твоего коня и твои доспехи.

— Молчи! — вскричал рыцарь. — Отправляйся обратно ко двору и скажи, чтобы король Артур либо сам явился сюда, либо отрядил кого-нибудь сразиться со мной. И пусть поторопится, а то мне некогда ждать.

На это Персеваль ответил:

— Выбирай сам — волей или неволей, но я возьму твоего коня, твои доспехи и твой кубок.

Услышав это, рыцарь в гневе наехал на Персеваля и ударил древком копья между шеей и плечом.

— Ха -ха, — сказал Персеваль, — слуги моей матери никогда так не играли со мной, теперь я с тобой поиграю!

Сказав это, Персеваль швырнул в рыцаря одну из своих заостренных жердочек, и та попала рыцарю в глаз и вышла из затылка. После такой раны рыцарь замертво свалился на землю.

— По правде сказать, — говорил тем временем сэр Овейн, сын Уриена, сенешалю Каю, — было слишком неразумно послать этого сумасшедшего против такого рыцаря, ибо он либо погибнет, либо сбежит. И это в любом случае будет позором для короля Артура и его воинов; поэтому я поеду и посмотрю, чем все закончилось.

Когда сэр Овейн приехал на луг, он увидел, что Персеваль тщетно пытается стащить доспехи с мертвого рыцаря и надеть их на себя. Сэр Овейн отстегнул рыцарские латы и помог Персевалю надеть их, после чего обучил его, как пользоваться стременами и шпорами, поскольку до этого Персеваль не знал их, а ездил верхом без седла, погоняя лошадь прутиком. Сэр Овейн хотел сопроводить Персеваля ко двору, чтобы там ему воздали полагающиеся почести, но тот сказал:

— Я вернусь ко двору только тогда, когда отомщу тому высокому за удар, который он нанес девушке. Однако забери кубок и верни его королеве Гиневре, а королю Артуру скажи, что, где бы я ни был, я всегда буду его вассалом и буду служить ему верой и правдой.

Сэр Овейн вернулся ко двору и пересказал все виденное и слышанное Артуру, и Гиневре, и всем присутствующим.

Персеваль тем временем ехал дальше, пока перед ним не открылось озеро, на берегу которого стоял прекрасный замок. Здесь он увидел седого старика, сидевшего на бархатной подушке, тогда как его слуги ловили в озере рыбу. Когда седовласый старик увидел приближающегося Персеваля, он встал и отправился в замок. Персеваль поехал к замку, ворота его оказались открыты, и он въехал внутрь. Седовласый старик радушно принял его и предложил сесть на бархатную подушку подле себя. Когда настало время, были накрыты столы, подали мясо, и они приступили к трапезе. Когда с мясом было покончено, седовласый спросил, может ли Персеваль биться мечом.

— Я не умею, — ответил Персеваль, — но если меня научить, то, конечно, смогу.

После этого седовласый произнес:

— Я твой дядя по матери. Зовут меня Король-Рыбак**. Ты останешься со мной на некоторое время, чтобы обучиться хорошим манерам, обычаям разных стран, а также куртуазности и благородному обращению. При этом запомни следующее. Если увидишь что-нибудь, что вызовет у тебя удивление, не спрашивай ни о чем. Если никто не захочет тебе ничего пояснять, то позор падет не на тебя, а на меня, поскольку я твой учитель.

Пока Персеваль и его дядя разговаривали, двое юношей вошли в зал, и в их руках были золотая чаша и огромное копье, с острия которого на землю капала кровь. Когда все присутствующие увидели это, то стали плакать и причитать. Однако седовласый, как ни в чем не бывало, продолжал разговаривать с Персевалем. А так как он не стал ничего объяснять Персевалю, то и тот побоялся о чем-либо спрашивать. Чаша же, которую увидел Персеваль, была Святым Граалем, а копье — священным копьем, и впоследствии Король-Рыбак с помощью этих священных реликвий перенесся в дальние страны.

Однажды вечером Персеваль отправился в долину и наткнулся там на жилище отшельника, у которого нашел радушный прием и ночлег. Когда он проснулся утром, то увидел, что за ночь выпало много снега и перед самым жилищем отшельника ястреб убил птицу. Шум, поднятый конем, вспугнул ястреба, и на его место прилетел, чтобы полакомиться, ворон. Персеваль стоял и сравнивал черноту ворона с чернотой волос дамы, которую он больше всего любил и волосы которой были черней гагата, белизну снега — с белизной ее кожи, которая была белей снега, а красную кровь — с румянцем ее щек, которые были еще краснее.

В это время Артур со своей свитой разыскивал Персеваля и по случайности оказался в том же месте.

— Знаете ли вы рыцаря, который с большим копьем стоит на берегу ручья? — спросил король Артур.

— Господин, — ответил один из его свиты, — я поеду и узнаю, как зовут этого рыцаря.

И один из юношей, бывших с королем Артуром, подъехал к Персевалю и спросил, что он тут делает и как его зовут. Но Персеваль настолько был поглощен своими мыслями, что ничего не ответил. Тогда юноша ткнул Персеваля копьем, и тот, обернувшись, сшиб юношу на землю. Когда юноша вернулся к королю и рассказал, как грубо с ним обошлись, сэр Кай сказал:

— Я сам поеду.

Он подъехал к Персевалю, поприветствовал его и не получил никакого ответа. Тогда он заговорил грубо и зло. На это Персеваль ткнул его копьем так, что тот свалился на землю, сломав себе руку и лопатку. Он остался беспомощно лежать на земле, а его конь вернулся, все время поднимаясь на дыбы.

Тогда сэр Гавейн, которого прозвали Златоустым за то, что он был самым учтивым при дворе короля Артура, произнес:

— Нехорошо так опрометчиво отвлекать почтенного рыцаря от его дум, ибо он размышляет либо о потере, которую он понес, либо о той, которую он любит сильнее всего. Если ты не возражаешь, мой господин, то я сам поеду, и если этот рыцарь уже вышел из своей задумчивости, то я его вежливо попрошу пойти и предстать перед тобой.

Персеваль, опершись на древко копья, продолжал думать о своем, когда сэр Гавейн подъехал к нему и сказал:

— Если ты, как и я, не имеешь ничего против, то я бы хотел с тобой поговорить. Кроме того, у меня есть послание тебе от короля Артура, который просит тебя прибыть к нему, и двое моих предшественников тоже были посланы им.

— Это правда, но они были невежливы со мной. Они напали на меня, а я не терплю, когда мне угрожают, — сказал Персеваль.

Потом он рассказал, какие мысли его одолевали, после чего Гавейн произнес:

— Мысли твои не назовешь неблагородными, поэтому нет ничего удивительного в том, что тебе не понравилось, когда тебя отвлекли от них.

Тогда Персеваль спросил:

— Скажи мне, есть ли среди королевской свиты сэр Кай?

— По правде говоря, есть. Это тот самый рыцарь, который последним сразился с тобой.

— Если честно, — сказал Персеваль, — то я совсем не раскаиваюсь в том, что сумел отомстить за обиду, которую он нанес улыбнувшейся девушке. — После этих слов Персеваль представился и спросил: — Как тебя зовут?

В ответ он услышал:

— Мое имя — Гавейн.

— Очень рад встрече с тобой, — ответил Персеваль, — ибо я всюду слышал о твоей удали и честности. Позволь мне называться твоим другом.

— Я не против, — был ответ, — но и мне не откажи в этом.

— С удовольствием! — ответил Персеваль.

После этого они вместе отправились к Артуру и приветствовали его.

— Смотри, господин, — произнес Гавейн, — это тот, кого ты так долго искал.

— Приветствую тебя, вождь, — сказал король Артур.

Тут к ним подошла королева со своими дамами, и Персеваль приветствовал их. Они были рады видеть его и поздоровались с ним. Артур же отнесся к нему с большим почтением и уважением, и все вместе отправились в сторону Каэрлеона.

* В те времена, когда писались рыцарские романы, шут был обязательной принадлежностью королевских дворов. Шут считался вторым украшением двора после карлика. Он носил белое платье и желтую шотландскую шапочку, в руках у него был колокольчик или погремушка. Несмотря на то что его называли шутом, его слова ценили и долго помнили, как если бы это были некие пророчества. — Примеч. авт.

** Французское слово pecheur переводится и как «рыбак», и как «грешник». Эта двусмысленность обыгрывается в легенде.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7


Страниц: 1 2 3 4 5 6 7