Страны Европы

Информация о стране

В этом разделе вы ознакомитесь с природой и политическим устройством страны, ее кухней и культурными традициями, а также с транспортной системой и лучшими местами для шопинга.

Города Великобритании

В этом разделе: города и туристические районы Великобритании - фотографии, краткая история и наиболее значимые места, которые стоит посетить, также советы по шопингу и прочие полезные вещи

Что посмотреть:

В других странах:

russian-travels
красивые места, достопримечательности, фотографии на сайте "Страны Арктики"

Тристрам и Изольда

Тристрам и Изольда
Сэр Тристрам — охотник

Авторы рыцарских романов часто говорят о Тристраме как о большом авторитете и образце для подражания во всем, что касается охоты. В «Королеве фей» Тристрам в ответ на расспросы сэра Калидора сообщает ему свое имя и рассказывает о своем происхождении, добавляя при этом:

Не проводил я юные года
Ни в лености, ни в скуке, ни в досуге,
А в благородном деле был всегда,
И были в нем и спутники и други.

И лучшие часы мои прошли
В охоте дикой, сверстникам на диво,
И всюду мои тропы пролегли,
И я считал себя в лесу счастливым.

Я знаю все про соколиный нрав,
Про то, как птиц к охоте приручают
И как, полет стремительный прервав,
Они добычу яростно встречают.
Так здешние леса нас привечают.

Тристрам при Круглом столе

Знаменитый волшебник Мерлин использовал все свое мастерство, чтобы создать Круглый стол. Вокруг него располагалось тринадцать сидений в память о тринадцати апостолах. Но занимать можно было только двенадцать мест, которых удостаивались только самые славные рыцари. Тринадцатое считалось местом предателя Иуды. Оно всегда оставалось пустым. Его называли опасным местом, особенно после того, как его осмелился занять опрометчивый и надменный рыцарь-сарацин, а земля тут же разверзлась и поглотила гордеца.

Какая-то сверхъестественная сила вывела над каждым сиденьем имя рыцаря, которому оно предназначено. Освободившееся место мог занять только тот, кто превосходил по доблести своего предшественника, в противном случае невидимая сила изгоняла незаконного претендента. Это и было доказательством того, что новый рыцарь по праву занимает место погибшего члена ордена.

Одно из главных мест, ранее принадлежавшее Моронту-ирландцу, уже десять лет пустовало, но имя его все эти годы не исчезало над пустующим сиденьем, хотя сам он пал от меча Тристрама. Король Артур взял сэра Тристрама за руку и провел его к этому месту. Сразу же раздались сладостные звуки и воздух наполнился благовониями. Имя Мо-ронта исчезло, а вместо него засияло имя Тристрама. Редкая скромность Тристрама подверглась серьезному испытанию, поскольку теперь по законам рыцарского ордена он должен был рассказать писцам, за какие военные подвиги он удостоился такой чести. Когда эта церемония завершилась, Тристрама поздравили все его соратники. Сэр Ланселот и Гиневра воспользовались случаем, чтобы заговорить с ним о прекрасной Изольде, и высказали пожелание увидеть ее в королевстве Лоэгрия.

Пока Тристраму расточали почести и ласки при дворе короля Артура, душу Марка терзала ревность. Стоило ему только взглянуть на Изольду, как он вспоминал, что она любит Тристрама, и удачливость племянника возбуждала в нем желание мести. Наконец он решился отправиться неузнанным в королевство Лоэгрию, напасть на Тристрама и убить его. Он взял с собой двух рыцарей, воспитанных при его дворе, которые, как он полагал, были преданны ему. Не желая оставлять Изольду в одиночестве, он повелел, чтобы она в компании двух служанок, среди которых была верная ей Бренгвейн, сопровождала его.

Достигнув окрестностей Камелота, он поделился своими планами с двумя бывшими при нем рыцарями, но они пришли в ужас. Более того, они заявили, что больше не могут оставаться на службе у короля и оставили его. А король Марк, подозревая, что они захотят явиться ко двору Артура и рассказать правду, решил опередить рыцарей, чтобы опровергнуть их обвинения. Оставив Изольду в аббатстве, он в одиночку отправился в Камелот.

Марк проехал совсем немного, как ему повстречалась группа рыцарей, служивших при дворе Артура. Он постарался объехать их, поскольку знал их обычай вызывать на поединок любого незнакомого рыцаря. Но было уже поздно. Они разглядели его доспехи, признали в нем корну-олльского рыцаря и решили немного позабавиться. Случилось так, что с ними оказался Дагене, шут короля Артура, которому, несмотря на уродство и слабость тела, отваги было не занимать. Пока Марк приближался к ним, рыцари договорились, что Дагене представится сэром Ланселотом Озерным и вызовет корнуолльского рыцаря на поединок. Они обрядили его в доспехи одного из рыцарей, который был болен, и отправили к перекрестку дорог, чтобы там он бросил вызов незнакомому рыцарю. Марк, увидев такого несерьезного противника, от поединка не отказался. Но когда карлик приблизился к нему и заявил, что его зовут сэр Ланселот Озерный, в сердце короля закрался страх, он пришпорил коня и ускакал прочь, преследуемый криками и веселым смехом.

Тем временем Изольда, оставшись в аббатстве со своей верной Бренгвейн и не найдя себе никакого занятия, тешила себя прогулками по лесу, окружавшему аббатство. Здесь, на берегу источника, спрятавшегося в тени деревьев, она мечтала о своем любимом, иногда под звуки арфы напевая баллады, напоминавшие ей о самых грустных или самых радостных минутах ее жизни. Однажды ее голос услышал презренный рыцарь Брюс Безжалостный и крадучись стал подбираться к ней. Она пела:

Сладкая тишь и тенистая прелесть, зелень природы,
Просите вы, чтоб мой дух изнуренный отдых воспринял,
Но для меня не бывает давно уже прежней погоды,
Множатся эхом лесным все печали отныне.
В этом лесу, что природы рука причесала,
Льется родник и водою цветы орошает.
Но для покоя журчанья воды мне так мало,
Льется из глаз моих боль, словно речка большая.
Где ты, мой рыцарь, где ты, мой рыцарь влюбленный?
Славный любовью, оружием славный и гордый,
Даже за Круглым столом остаешься ты непревзойденный,
Слушай, любимый Тристрам, эту песню Изольды.

Брюс Безжалостный, который, как и многие другие негодяи, уже испытал на себе силу оружия Тристрама, имел все основания его ненавидеть. Заслышав, как ненавистное ему имя произносит прекрасная певица, он с удвоенной яростью выскочил из своего укрытия и схватил невинную жертву. Изольда лишилась чувств, а Бренгвейн огласила воздух отчаянными криками. Брюс отнес Изольду туда, где он спрятал коня, но животное отвязалось и паслось на некотором расстоянии. Брюсу пришлось оставить свою прекрасную ношу, чтобы изловить коня. В это время мимо проезжал рыцарь, которого привлекли крики Бренгвейн. Он попросил ее объяснить, в чем дело, но та не смогла говорить и лишь показала глазами в сторону бесчувственно лежавшей на земле госпожи.

Тут вернулся Брюс, и Бренгвейн при виде его снова принялась кричать. Незнакомец сразу понял, что случилось. Он пришпорил коня и поскакал в сторону Брюса, который изготовился к поединку, но от первого же удара вылетел из седла и притворился мертвым. Незнакомый рыцарь оставил его лежать на земле и поспешил помочь женщинам. Воспользовавшись этим, Брюс сел на коня и ускакал.

Рыцарь тем временем подошел к Изольде, нежно отвел в сторону упавшие на лицо золотистые волосы, вгляделся в лицо и, издав крик, упал без чувств. К ним подошла Бренгвейн, быстро привела в чувство свою госпожу, и уже вместе они попытались привести в себя бесчувственного воина. Они подняли его забрало и увидели, что перед ними сэр Тристрам. Изольда упала ему на грудь, и на его лицо полились ее слезы. Они-то своим теплом и заставили рыцаря очнуться. Открыв глаза, Тристрам понял, что он в объятиях своей любимой Изольды.

По одному из законов Круглого стола вновь принятому рыцарю предписывалось в течение десяти дней совершать подвиги, а остальные рыцари, одетые в чужие латы, должны были появляться на его пути, чтобы испытать на себе его силу. Тристрам уже седьмой день находился в пути и успел встретить много славных рыцарей Круглого стола и с честью выйти из всех поединков. В течение оставшихся трех дней Изольда оставалась в том же аббатстве под защитой Тристрама, после чего в окружении служанок и в сопровождении своего возлюбленного отправилась в Камелот в надежде соединиться там с королем Марком.

Это чудесное путешествие подарило Тристраму и Изольде самые яркие впечатления в жизни. Тристрам облек их в стихи необычной формы, исполняемые под звуки арфы, которые французы впоследствии называли триолетом.

С прекрасной Изольдой, с любовью моей,
В пути не считаю деньков.
Готов я так ехать хоть тысячу дней
С прекрасной Изольдой, с любовью моей.
Во всем повинуюсь я радостно ей,
С прекрасной Изольдой, с любовью моей
Так ехать всегда я готов!

Со мною ты скачешь с рассвета в седле.
Быть может, успела устать?
Но нас зазывает безудержно лес,
И хочется дни проводить не в седле
На лоне зеленом играть.
Но снова мы скачем с рассвета в седле.
Быть может, успела устать?

Они прибыли в Камелот, где их самым сердечным образом встретил сэр Ланселот. Изольду представили королю Артуру и королеве Гинев-ре, которые приветствовали ее как сестру. Поскольку король Марк находился под стражей, обвиненный двумя корнуолльскими рыцарями, королеве Изольде не удалось соединиться со своим мужем, и сэр Ланселот разместил ее в своем замке Веселой Стражи, предоставив его в распоряжение своих друзей.

Король Марк, который должен был либо признать справедливость выдвинутых против него обвинений, либо снять их с себя, вызвав истцов на поединок, вскоре принял первое решение. Поскольку преступление не было совершено, король Артур решил простить короля Марка, потребовав от него клятвы, что тот больше никогда не будет злоумышлять против своего племянника. В присутствии короля Артура и всего двора стороны удалось примирить, после чего король Марк с королевой Изольдой отправились домой, а Тристрам остался при дворе короля Артура.

Страниц: 1 2 3 4 5 6

Король Артур и его рыцари